пятница, 2 декабря 2016 г.

СЕФАРДСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ИЛИ ИУДЕЙСКАЯ РЕСПУБЛИКА ИЗРАИЛЬ




                                                                  


Алик  Бахши


СЕФАРДСКАЯ   РЕВОЛЮЦИЯ

ИЛИ   ИУДЕЙСКАЯ   РЕСПУБЛИКА   ИЗРАИЛЬ


   Слова, оброненные в форме угрозы ашкеназской общине, о грядущей сефардской революции депутатом израильского парламента раввином Илиягу Свиса, в его гневной речи по поводу предстоящего отбывания наказания бывшего лидера партии ШАС раввина Арье Дери, к сожалению, вполне соответствуют реальной перспективе, ожидающей Израиль. Реальность её имеет под собой серьёзные объективные причины. Планируемую ШАСом  революцию можно, конечно, назвать Иудейской по аналогии с Исламской революцией в Иране, однако, корни и задачи революции лежат, скорее всего, в области национальных отношений и раввин не оговорился, назвав её сефардской.
  
    В Израиле обрели вторую родину различные национальные общины, исповедующие иудаизм. Каждая из них имеет свой язык, свои традиции и культуру, то есть, все те признаки, которые определяют отличие одного народа от другого и то, что знаменитый израильский “плавильный котёл” оказался без огня, лишний раз подтверждают последние перлы рава Овадия Йосефа о Катастрофе европейского еврейства как заслуженной каре за грехи перед Верой. Видимо, духовный пастырь марокканской общины поклоняется, в отличие от ашкеназов, другому Богу, способному покарать шесть миллионов евреев, включая тысячи младенцев, с губ которых могло слететь единственное слово мама. До какого же маразма надо дойти, чтобы иметь подобные человеконенавистнические суждения! Здесь, следуя логике, позволю себе довершить мысль нашего философа от религии, которую он непременно доскажет в кругу аятолл и хамасовцев, мысль о том, что Гитлер это Машиах, посланный для наказания грешного народа, и, что в награду за богоугодное дело, он находится сейчас на заслуженном отдыхе в райском саду в окружении прекраснобёдрых гурий.
  
    Высказывания отца будущей сефардско-иудейской революции обнажают далеко идущие политические замыслы и эти замыслы, прежде всего, надо рассматривать как тактический ход умного политика, конечная цель которого достижение власти. Отлично понимая, что ашкеназы являются его главным противником, Овадия Йосеф вешает им ярлык грешников и указывает своей пастве, какое место надлежит ей занять соответственно галахической иерархии и кто будет доить коров по субботам в будущей Иудейской республике Израиль. Надо думать, в первую очередь такая возможность предоставится ашкеназским раввинам, как не справившимся с возложенными на них обязанностями.
  
    Сильно нарушила национальный баланс Израиля Большая алия, увеличив численность ашкеназов. Однако, принимая во внимание политическую бесхребетность русскоязычных репатриантов и их партию Исраэль ба-Алия, сефарды сохраняют ещё шансы на захват политического лидерства. Господин Щаранский, в это сложное для правительственной коалиции и для страны, в целом, время, не нашел ничего лучше, как соорудить “палатку протеста”, в замкнутом пространстве которой витает дух национального единства, абсурдность которого особенно хорошо проявляется на фоне расистских рассуждений духовного отца марокканской общины.
  
    Очень многое происходящее сейчас в Израиле напоминает ситуацию в Иране, предшествующую становлению Исламской республики Иран. Тогдашний реформатор иранского общества шах Пехлеви столкнулся с отчаянным сопротивлением духовенства, не желающем терять свою власть над религиозно послушным народом. Высланный шахом из страны лидер религиозной верхушки аятолла Хомейни, приобрёл образ мученика за Веру и сумел поднять массы против шахских реформ. Чёрная вуаль религиозного мракобесия опустилась на страну. Стражи Исламской революции безжалостно расправлялись со всем тем, что не соответствовало религиозным догмам, горели кинотеатры с запертыми внутри зрителями, женщины, уличенные в измене или осмелившиеся появиться с открытым лицом, подвергались страшным казням, самому шахиншаху Ирана (шаху всех шахов) Мохаммеду Реза Пехлеви пришлось бежать из своей страны и провести остаток жизни в изгнании.
   Восточная ментальность марокканских евреев не приемлет вины мошенника и взяточника раввина Арье Дери и может возвести его в ранг святого мученика пострадавшего за Веру от ненавистных грешников ашкеназов. Имевшиеся у нас случаи поджогов кинотеатров и некашерных магазинов, пока не носят массового характера, однако они  несомненно могут явиться предвестниками политических столкновений на религиозной почве. Ну, а то, что Ицхак Рабин был убит религиозным фанатиком, уже должно насторожить общественность, которой, наконец, пора бы сделать должный вывод о том, что над институтом израильской демократии нависла серьёзная угроза.
  
   В то время как Авода и Ликуд спорят между собой за право подписать мирный договор с Арафатом, клерикалы медленно, но верно подбираются к власти. Благодаря им Кнессет превратился в восточный базар, где торговля и спекуляция голосами стала обыденным явлением. Аморальный облик политиканствующих раввинов вполне дополняет тот факт, что именно среди них обнаружились воры и мошенники, которым совершенно безразлична судьба страны, и которые ради власти и денег готовы пойти даже на нарушение заповедей Торы. Применяемый сефардской партией ШАС шантаж, с целью выбивания денег на нужды своей общины и утверждения Кнесетом противоречащих демократии галахических законов, парализует нормальную работу правительства страны.
   
    Да, раввинов от политики могут купить, как правые так и левые, однако, было бы ошибкой считать кажущуюся, на первый взгляд, беспринципность партии ШАС в политических вопросах беспредельной. Причина, из-за которой партия ШАС покинула правительственную коалицию Барака, несмотря на феноменальные успехи, которых шасовцы добились обычным для себя шантажом, лежит гораздо глубже, чем та, которой они мотивировали свой неожиданный в данных обстоятельствах поступок. Дело не в том, что ШАС против создания палестинского государства (окажись партия ШАС у власти, подписание окончательного договора с арабами не составило бы для неё большой проблемы), а в том, что после установления мира в регионе неизбежен приход подлинной демократии, гарантом которой будет Конституция, отделяющая религию от государства. У руля партии ШАС люди неглупые и, естественно, такая перспектива их не может устроить, ибо не только лишает возможности прихода к власти, но и подрывает идеологический фундамент партии. Поэтому израильские клерикалы приложат все усилия, чтобы не допустить принятия Конституции.
  
    У всех религиозных политиков есть один общий враг, это Демократия. Идеология, которая является истиной в последней инстанции, не должна быть идеологией государства, тем более демократического. Все известные исторические случаи, когда такое имело место, сопровождались колоссальными потерями для человечества. Эпоху средневекового религиозного мракобесия, времена коммунистических и фашистских режимов объединяет одно, - это неоспоримость их идеологий. К сожалению и в наше время, наблюдается рецидив этой болезни в лице Исламской республики Иран.
  
   На фоне нарастающего давления со стороны клерикалов и принимая во внимание последние заявления политических лидеров ШАСа, встаёт вопрос о возможности прихода их к власти в Израиле. Верующие хотя и составляют меньшую часть общества, но они сильны организованностью и дисциплиной. Большевики в России тоже уступали по численности  меньшевикам, однако, благодаря железной дисциплине, они захватили власть, после чего физически устранили всех своих политических противников. Удивляет крайне снисходительное отношение секулярного населения к проделкам ортодоксов. Отдавая на откуп верующим Иерусалим, светское население потеряет город, а там, глядишь, не за горами и становление ещё одного после Ирана государства, в котором власть будет принадлежать не королю или диктатору, а почти наместнику Бога, воля которого не будет и обсуждаться и хорошо ещё, если дело не дойдёт до распятий. Не надо иметь богатое воображение, чтобы представить будущее Израиля, если у власти окажутся клерикалы, которые, ссылаясь на избранность, исключительность евреев, на их качественное отличие от гоев, не преминут оградиться от всего человечества посредством “железного занавеса” подобно тому, как коммунисты в Советском Союзе ограждали народ от проникновения чуждых идеологий.
   За законом, запрещающим ввоз некашерного мяса, последует запрет на балет и вообще на все виды искусства – как на происки гоев. Единственно разрешенными песнями останутся псалмы и единственным музыкальным инструментом – бараний рог, а ожидание прихода Машиаха аналогично коммунистическому “светлому будущему”. Не исключено, что единственной дружественной нам страной станет Иран. И это будет концом государства Израиль.
   В итоге политиканствующие раввины, равно как и израильские правые против мирного процесса, потому что мир и демократия также не отделимы друг от друга как тоталитаризм и война.
   
   Находясь у власти, Ликуд избегал демократических преобразований, хотя они были одной из главных программных задач этой партии. Дело в том, что сложившаяся социалистическая система хозяйствования, при которой политические и экономические рычаги управления сосредоточены в руках государства, вполне подходит для достижения политических целей Ликуда. При свободном экономическом рынке невозможно создавать поселения и строить даже целые города в стратегических интересах. А такой необходимый атрибут демократического государства, как Конституция, Ликуд не устраивает, ибо у него нет никакого желания уравнивать права палестинцев с евреями, - нельзя же вводить Конституцию только для избранных. Учитывая это, чисто популистскими выглядят заявления о необходимости Конституции для Израиля, исходящие от бывшего ликудовца,  теперешнего лидера партии “Наш дом Израиль” господина Либермана. Правда, у него имеется некоторый опыт из прошлой жизни в Советском Союзе, где диктаторский режим отлично существовал при демократической конституции. Осталось только установить диктаторский строй здесь в Израиле и тогда можно принимать любую Конституцию, которая устроит даже Иудейскую республику Израиль.

   Израиль. Наша страна.14.09.00.
  



Комментариев нет:

Отправить комментарий